Бюро переводов "PRO-Перевод"
Бюро переводов № 1
в Ростове-на-Дону
Поиск по сайту

О бережном отношении к родному языку в переводе

Переводы, как и оригинальная литература, неизбежно отражают «языковой вкус эпохи». Как справедливо отмечают ученые, вкус этот сегодня «не знает края». В использовании русского языка явно чувствуется установка «на свободу, сопрягаемую у нас со стихийным потаканием, с разгулом своей воли, с небрежностью и раскованностью». Отметим, что данная тенденция нисколько не противоречит принципам постмодернизма, а нарушение языковой нормы в культуре ХХ века само по себе воспринимается как некая норма.

Проблема усугубляется постоянно возрастающей коммерциализацией культуры. Утилитарный подход к «слову», признание «преходящего характера «слова» порождает особую «неряшливость» речи, а качестве языка современной литературы отрицательно сказывается  восприятие времени как постоянно ускоряющегося. Мысль о том, что время уплотняется и ускоряется, порождает «желание успеть сказать и быть услышанным», пусть даже не  заботясь о форме сказанного.

Определяя понятие «языковой вкус» В.Г. Костомаров пишет: «Вкус вообще – это способность к оценке, понимание правильного и красивого; это пристрастия и склонности, которые определяют культуру человека в мысли и труде, в поведении, в том числе – речевом.

Под вкусом можно понимать систему идейных, психологических, эстетических и иных установок человека или общественной группы в отношении языка и речи на этом языке. Эти установки определяют то или иное отношение человека к языку, способность интуитивно оценивать правильность, уместность, эстетичность речевого выражения».

Писатели, журналисты, переводчики несут ответственность за формирование и воспитание «языкового вкуса» общества. Небрежное или невнимательное обращение со «словом» встречается повсеместно, в том числе и в переводах художественных произведений.  Прежде, чем мы перейдем к анализу примеров  неточностей или «небрежностей» в переводе, хотелось бы процитировать слова В. П. Голышева, одного из переводчиков книги Дж. Ролинг «Гарри Поттер и Принц-Полукровка»,  (совместно с В. О. Бабковым и Л. Ю. Мотылевым): По поводу того, кто какую часть переводил и кто отвечает за качество перевода, Голышев сказал, что за перевод они отвечают все вместе.

Хорошая позиция: «за перевод отвечаем все вместе». Это же можно сказать обо всех переводчиках, отвечающих за весь объем выполняемых переводов. Так и в нашей работе, при оценке качества перевода мы руководствуемся данным правилом: важен факт языковой небрежности, переводческой ошибки, а не человек, ее допустивший. Не случайно в работе не упоминаются имена переводчиков.

При анализе переводного текста мы в первую очередь опираемся на наш «языковой вкус». Именно он позволяет нам почувствовать неточности и ошибки в переводе. Поскольку наш вкус не идеален, данное предположение о неверности  используемых средств перевода проверяется с помощью словарей. В качестве лексикографических источников нами использованы: «Толковый словарь русского языка» С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой, «Словарь трудностей русского языка» К. С. Горбачевича, «Толковый словарь современного русского языка. Языковые изменения конца  XX столетия» под ред. Г. Н. Скляревской, «Англо-русский фразеологический словарь» А. В. Кунина, и другие словари и справочные издания.

Приведем примеры характерных переводческих ошибок, «неряшливого» и пренебрежительного отношения к языку.

  1. «Глаза Фаша устремились к окну в дальнем конце помещения» (Браун 2005, с. 105).

Внимание привлекает нелогичный оборот «глаза…устремились», представляющий собой кальку с английского языка «eyesmoved». Данное выражение противоречит норме сочетаемости глагола «устремились» и существительного «глаза». Как вариант перевода можно предложить: «Взгляд Фаша устремился …».

  1. « ─ Отлично. Вам надо поддержать свои упавшие силы» (Кристи 1991, с. 292).

Выражение «упавшие силы» явно режетслух. Более уместно было бы перевести: «поддержать силы»/ «восстановить силы»/ «подкрепить силы».

  1. « ─ Вот именно. А теперь, мадмуазель, могу ли я спросить у вас, почему вы скрыли от нас истину?

─ По-моему, это самоочевидно, мсье Пуаро» (Кристи 1991, с. 334).

В данном переводе заметно изменение стиля. «Самоочевидно» уместно скорее в научном стиле, чем в художественном (Напряженность электрического поля  http://ru.wikipedia.org./wiki; Семенова http://slovari.yandex.ru/dict/article/ ; Анатмавада  http://slovari.yandex.ru/dict/krugosvet/article/5/50/1006984.htm?text). Во всяком случае, наречие «самоочевидно» не фиксируется большинством словарей русского языка (например,  Кузнецов 2002; Скляревская 2001; Горбачевич 2003; Ожегов, Шведова 2003 ), а прилагательное «самоочевидный» отмечено лишь в «Новом словаре русского языка» (авт. Т. Ф. Ефремова), Данный факт говорит о том, что наречие «самоочевидно» практически не употребляется в речи. Фразеологизм «leaptotheeye» имеет эквивалентное фразеологическое сочетание в русском языке: «бросаться в глаза, привлекать внимание», замена которого наречием «самоочевидно» снижает экспрессивность речи и даже частично изменяет стиль речи (Кунин 1956, с. 349). Как вариант перевода предлагаем: «Мне казалось, причина и так бросается в глаза»/ «По-моему, это яснее ясного»/ «Думаю, это и так понятно».

  1.  «Лэнгдон не сводил глаз с блестящего фюзеляжа.

─ Так это и есть Элизабет?

Тибинг улыбнулся:

─ Да. Перемахивает этот чертов Канал как нечего делать» (Браун 2005, с. 352).

Оборот «как нечего делать» — не встречается в словарях русского языка, в том числе – во фразеологических (Королькова и др. 2004; Скляревская 2001; Горбачевич 2003; Ожегов, Шведова 2003 и других).  Вероятно, здесь мы имеем дело с переводческим приемом дополнения, цель которого –  компенсировать экспрессивность английского глагола «tobeat». В данном случае решение могло быть и, например, таким: «…Запросто/легко/в один момент перемахивает…».

  1. «Каждый свободен в выборе, но все члены «Опус Деи» имеют одну цель: сделать мир лучше. И совершенствуют они его, исполняя деяния Божии» (Браун 2005, с. 41).

Выражение «исполняя деяния Божии» не совсем понятно в данном контексте: не ясно, как можно исполнять результаты чужого дела. Вероятно, это связано с плохим знанием переводчика особенностей церковного дискурса или нарушением нормы смысловой сочетаемости слов. Словосочетание (исполняя деяния) не встречается ни в церковном  (Церковнославянский словарь 2008), ни в других видах дискурса.

  1. «The Priory of Sion –

a European secret society founded in 1099 – is a real organization» (Brown 2004, p. 15).

«Приорат Сиона –

тайное европейское общество, основанное в 1099 году, реальная организация» (Браун 2005, с. 7).

Под вопрос ставится правомерность использования заимствованного слова «реальная (организация)». В исходном тексте слово «real» употреблено в одном из существующих в английском языке значений: «smththatisrealactuallyexistsandisnotjustimagined». Двуязычный англо-русский словарь прилагательное «real» переводит как «реальный; настоящий; подлинный; неподдельный; существенный». В словаре иностранных слов читаем: «Реальный [нем. real< позднелат. realis вещественный] действительный, существующий в действительности».

Почему бы не перевести, не увлекаясь заимствованиями: «организация, существующая в действительности»?

  1. «В Конье я вышел из вагона, как говорят англичане, «порастянуть ноги»» (Кристи 1991, с. 299).

Буквальный перевод английского фразеологического оборота stretchthelegsна русский язык, с нашей точки зрения, является неоправданным. Идиома “stretch one’s  legs” обозначает «to go for a walk, especially after sitting for a long time» иимеетрусскийчастичныйэквивалент «размятьноги». При желании  сохранить в тексте национальный колорит («…как говорят англичане…») возможен следующий вариант перевода: «В Конье я вышел из вагона размять, или, как говорят англичане, «порастянуть», ноги». Или же вынести лингвистический комментарий фразеологизма в «примечания переводчика».

Как справедливо считает Л. К. Латышев, переводческая ошибка «оставляет «шрамы на теле перевода» и, при более или менее внимательном взгляде видна даже в тех случаях, когда мы не располагаем текстом оригинала». Данную мысль подтверждают следующие примеры.

  1. « – А с кем же еще мне разговаривать? Только и слушать что кваканье лягушек да карканье грачей?» (Картленд 1997, с. 31).
  2. «Она возражала на все, что он говорил» (Картленд 1997, с. 126).
  3.  «… – Я найду возможность поблагодарить тебя за подарок.

Эйлида решила, что способ выражения благодарности ей известен, и протянула Дорану губы. … » (Картленд 1997, с. 183).

  1.  «Он крепко обнял ее и начал целовать долгими, властными поцелуями.

Это продолжалось много времени, и когда Доран перевел дыхание, Эйлида проговорила: … » (Картленд 1997, с. 189).

Анализ приведенных выше  переводческих ошибок и неточностей позволяет сделать следующие выводы:

ü Интерференция со стороны исходного языка является одним из источников ошибок (буквализмов в переводе): («глаза…устремились», «порастянуть ноги»…).

üДругой крайностью, вызывающей искажения и неточности, в переводе (как переводческая стратегия) оказывается вольное обращение с текстом оригинала и, как следствие, появление неоправданных дополнений ( например, «как нечего делать»).

ü  Невнимательность и небрежность со стороны переводчика, перерастающая иногда в намеренное игнорирование нормы родного языка, также является причиной ошибок в переводе («карканье грачей», «продолжалось много времени», «целовал долгими, властными поцелуями», «упавшие силы», «возражала на все, что он говорил»).

üК недостаткам перевода следует отнести неуместное использование заимствованной лексики («реальная (организация)»).

Переводная литература не только отражает «языковой вкус эпохи», но также участвует в его формировании. Об этом следует помнить писателям, журналистам, переводчикам – всем, кто работает со «словом».

Поделиться в социальных сетях: